• 88,09
  • 96,30

Драка Марата с Пальто рядом не стояла: самый драматичный момент 8-й серии «Слова пацана»

Рузиль Минекаев, Леон Кемстач

Даже убийство Вовы Адидаса уступает этой «тяжелой» сцене.

В финале «Слова пацана» хватает душераздирающих эпизодов, на которые сложно смотреть без дрожи — тут и потасовки лучших друзей, и гибель главного героя, и горе медсестры Наташи. Но один диалог в середине восьмой серии по драматизму даст фору всему, что было до и после.

Спасающийся от уголовного розыска Вова Адидас пришел во двор своего дома и попросил Маратика вынести ему вещи, еду и прочие запасы, чтобы спокойно сбежать в Гагры. Но персонаж Рузиля Минекаева отрекся от старшего брата, который спасал и выгораживал его весь сериал.

«Это же из-за тебя она. Потому что ты видак захотел. И мучали ее там, пока ты перед Желтым на коленях извинялся. Прыгнула, потому что ты слово за нее испугался говорить. Вали, куда собирался, без огурцов чертовых. Леопольд чертов. Я так тебя с Афгана ждал, Вов. А ты!»

Иван Янковский